Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Как найти тот кто посдрадал

Смотреть комментарии. Хакимов был призван в армию в ноябре года и служит в одной из воинских частей погранвойск, дислоцированных в Лахшском районе бывший Джиргаталь. Наши попытки выяснить обстоятельства инцидента в главном управлении погранвойск и главной военной прокуратуре не увенчались успехом. В пресс-службе Главного управления погранвойск нас попросили направить в их адрес официальный запрос. По словам Курбонали Хакимова, сотрудники военной прокуратуры сообщили ему, что в отношении старослужащего, который избил его, возбуждено уголовное дело и следствие еще не завершено. Сам пострадавший на протяжении трех недель находится в Национальном медицинском центре Караболо в Душанбе.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

В «Сибзолоте» сообщили о 44 пострадавших при прорыве дамбы

Пострадали более ста человек. Пятнадцать погибли. Пострадавшие в теракте рассказали нам о своей нынешней жизни. Менеджер Марина Кочунова живет с титановой пластиной в черепе и боится ездить в метро. Накануне годовщины Московский окружной военный суд приступил к рассмотрению уголовного дела.

На скамье подсудимых — 11 человек. Только один обвиняемый признал свою вину. Судьба обвиняемых предрешена. Им светит пожизненное заключение. Но пострадавшим в трагедии от этого не легче. Их жизнь навсегда разделилась на две части. Но каждый переживает эту катастрофу по-своему. Кто-то замкнулся в себе, кто-то, наоборот, искренне радуется каждому новому дню. Игорю 23 года. В тот день молодой человек возвращался домой из университета. Пары закончились в От учебного заведения до метрополитена каких-то 5—7 минут.

Я стоял в нескольких метрах от смертника. Прошел мимо него, когда заходил в вагон. Мой товарищ, который еще ближе к нему находился, потом вспоминал, что террорист за секунды перед взрывом стал бледным как полотно и испуганным. Когда раздался взрыв, вдруг все пожелтело. Стало тепло. Через пару минут я начал себя ощупывать.

Не понял сразу, что произошло, почему у меня сгорели волосы и что сейчас на мне находится. Лежал на боку. Света не было. Попытался встать, но мне крикнули, чтобы лежал. Затем подполз к боковым сиденьям, к ближайшей двери, чтобы укрыться. Ждал, пока остановится поезд. Увидел людей в углу — они сильно прижимались друг к другу, кричали, на их лицах я видел ужас. Но по-прежнему не понимал, что произошло, пока не оглянулся назад. Останки людей разметало по всему вагону, их было очень много везде, и на мне тоже.

Я схватил свою сумку, начал выбивать ногами дверь вместе с каким-то мужчиной. Женщины кричали, что им не выйти. Мне удалось вылезти в разбитое окно, поднялся наверх на улицу. Я один из первых, кто поднялся на платформу. После того, как выбил ногами стекла, подбежал к диспетчеру, которая сидела внизу в будке. Начал кричать, что в метро произошел теракт, думал, она запустит наверх еще эскалатор.

Она спокойно ответила, что не может включить его. Я выругался и пошел по стоящему эскалатору пешком наверх. На меня смотрели люди. Некоторые снимали на телефон. Я кричал, что внизу теракт, не надо туда спускаться. Меня не слушали. Не понимаю, зачем нужны диспетчеры, если они не объявляли о теракте, не останавливали эскалатор, который шел вниз, не запускали второй наверх?

Обычно диспетчеры — пожилые люди, не сразу понимают, что произошло? Но я ведь не растерялся. Представьте мое состояние. Я действовал как часы — быстро, правильно, с максимальной пользой и без лишних телодвижений и вопросов. Врачи приехали к метро через 30—40 минут, когда я уже находился на улице.

Начали осмотр. В машине со мной оказалась девушка, все ее лицо было залито кровью. Мне показалось, медики не знали, что делать. Решили перевязать лицо девушки бинтом. Просто поверх наложили повязку. До кого-то дошло, что ей нужно дать кислородную маску. Но оказалось, что маска не работает.

Я тогда вспомнил рассказ моей мамы, которая говорила, как в летнем возрасте меня увезли с судорогами и без сознания в реанимацию, к лицу привязали маску, которая тоже не работала. Затем врачи решили поставить ей капельницу. Но к венам на локтевом сгибе не смогли добраться. Они начали спрашивать у нее, можно ли разрезать куртку. После того как с горем пополам разрезали ей одежду, воткнули иглу, в мою сторону из ее руки полился фонтан крови. Не знаю, как та пострадавшая доехала до больницы и не потеряла сознание.

К тому моменту боль я стал чувствовать острее. Сообщил об этом врачам. Дал понять, что неплохо было бы что-нибудь сделать со мной. Мне ответили, что на данный момент ничего сделать не могут. Тогда я начал вести себя агрессивнее. Врачи достали валерьянку и капнули мне два раза на язык. Дальше началась стандартная процедура — пострадавших осматривали медики, определяли степень тяжести повреждений, ставили первичные диагнозы. Мне кинули салфетки и сказали, что могу вытереться.

Потом меня отвезли в реанимацию. Велели не шевелиться. Зашили рану на лице, сделали необходимые обследования. И оставили в больнице. Я успел полежать в трех больницах по очереди. Постоянно переводили из одного учреждения в другое. Из травм — тяжелая контузия, закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга. Последствия после теракта ощущаю до сих пор.

У меня в голове звенит ровно так же, как после взрыва в первые минуты. Этот звон не проходит. Никакое лечение не помогает. Этим занималась моя мама — я в тот момент находился в недееспособном состоянии. В моем случае подтвердилось выражение: спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Доктор велел приходить к ним обязательно, когда выпишусь из больницы. Ну я и пришел. Только меня никто слушать не собирался. Оказалось, никто там обо мне даже не знал. В итоге начал лечиться за собственные деньги, к врачам стоял в общей очереди. Потом сообразил обратиться в комитет здравоохранения. Тогда ситуация поменялась. Меня ведь единственного из пострадавших предлагали перевести в психиатрическое отделение в Военно-медицинской академии. Заведующий этим отделением настаивал на переводе.

Написал даже заявление моему лечащему врачу. Наверное, он подумал, что я сошел с ума, потому что слишком спокойно относился к произошедшему. Во сне меня били по затылку в разных местах неизвестные люди.

Я лежал на земле и не мог ничего сделать. Сам теракт ни разу не снился. С этим проблем не возникло.

Как узнать больше про родственников, погибших или пропавших во время геноцида армян?

Итак, водитель поздно вечером ехал на дачу. Не доехав до дома, не справился с управлением - и машина улетела в кювет. Она не врезалась ни в один автомобиль, не повредила никаких строений и даже деревьев, потому как их не было. Пассажиров в машине также не было.

Все скрытые материалы можно увидеть в личном кабинете. По словам сопредседателя регионального штаба ОНФ Сергея Апановича, проблемы пострадавших жителей до сих пор не решены. В ОНФ была создана мониторинговая комиссия, целью которой было выяснить, оказывается ли пострадавшим от паводка в Иркутской области какая-либо помощь.

Подростки убивают и не боятся наказания. Ситуация накалялась. Возникла потасовка. Подростки кого-то били, кто-то крикнул, что "достает ствол". В парке одному мужчине сломали челюсть, потребовалась госпитализация.

Авария без следствия

Пострадали более ста человек. Пятнадцать погибли. Пострадавшие в теракте рассказали нам о своей нынешней жизни. Менеджер Марина Кочунова живет с титановой пластиной в черепе и боится ездить в метро. Накануне годовщины Московский окружной военный суд приступил к рассмотрению уголовного дела. На скамье подсудимых — 11 человек. Только один обвиняемый признал свою вину.

Тема недели — помощь людям в Иркутской области после мощного паводка

Восемь человек остаются пропавшими без вести, 16 домов осталось освободить от воды, сообщили сегодня в экстренных службах. Три с половиной тысячи жилых построек из почти 11 тысяч подтопленных не подлежат восстановлению. Регион во второй раз за время чрезвычайной ситуации посетил Владимир Путин. В Тулуне, который пострадал сильнее всего, президент поговорил с людьми. А потом в Братске, с чиновниками, жестко указав на ошибки и отведя короткий срок на исправление.

По данным МВД, ежегодно от насилия в семье страдает около тысяч женщин. Многие из жертв не рвут отношения с обидчиком и не обращаются в полицию из страха остаться без дома и подвергнуться новым избиениям.

Люди, пострадавшие после прорыва дамбы в Курагинском районе Красноярского края, продолжаются обращаться к медикам — на данный момент их количество достигло 27 человек. Об этом сообщили в региональном минздраве. Там уточнили, что госпитализированные пациенты находятся в Курагинской районной больнице, а также в краевой клинической больнице Красноярска. Как сообщили в минздраве, все госпитализированные получают специализированную медицинскую помощь в полном объеме: помимо физического, медики также наблюдают за душевным здоровьем людей — им оказывается психологическая поддержка.

"Они конченые". Банда подростков избила отдыхающих в центре Петербурга

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: "Глухарь. Продолжение". 25 серия

.

Как сложились судьбы пострадавших от теракта в петербургском метро

.

Куда пойти жить, где найти деньги, как довести дело до суда — The Village. для женщин, которые пострадали от домашнего насилия и ищут Продумайте свои действия на тот случай, если акт насилия.

.

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Alan Walker - Different World feat. Sofia Carson, K-391 & CORSAK (Lyric Video)
Комментариев: 1
  1. Вячеслав

    Лайк! Как всегда.

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2018-2019 Юридическая консультация.